Луказкий медноделательный и Ирбинский железоделательный заводы

Автор разысканий краевед Михаил Злобин

Появление русских в верховьях реки Енисей совпало с эпохой великих преобразований, которые осуществлял император Петр I. Правительство России было заинтересовано в открытиях в Сибири месторождений полезных ископаемых, а тем более во вновь завоеванных областях. На розыски полезных ископаемых правительством назначались специальные экспедиции, а также всячески поощрялась частная инициатива в этом деле. Правительственным указом 1720 г. представлялось всем предпринимателям отыскивать всякие руды и строить заводы и фабрики, как на своих землях, так и в новых, присоединенных к России, областях.

«Оставшиеся следы древних разработок меди, и выходы на поверхность самих руд в окружности Саянского форпоста, невольно должны были толкнуть местную администрацию на разработку в первую очередь меди». Для этой цели из Красноярского острога в 1732 году был командирован протоколист Андрей Соколовский. Им были организованы поисковые партии, открывшие на левой стороне реки Енисей, в 6-8 верстах от деревни Означенной, два медных месторождения: «Маинское» и «Уинское». В районе Саянского форпоста, вверх по реке Шунеры, в девяти верстах от ее устья, в 1732 году Андрей Соколовский приступил – но уже на правой стороне реки Енисей – к разработке еще одного месторождения медной руды, которое впоследствии стало называться — «Соколовским». Но не имея ни средств, ни должных знаний и возможностей разрабатывать своими силами руду, Соколовский обратился «за помощью в козне» к горному начальству в городе Екатеринбург.

В 1735-1736 годах прибывший горный надзиратель из Екатеринбурга Егор Арцибашев – «трижды обследовал выявленные руды» Красноярского уезда и рапортовал в Горное управление об исключительной выгоде их эксплуатации. Егор Арцибашев приобрел у Соколовского его рудник за 300 рублей и приступил к разработке руды для будущего Луказкого завода. Он же первый поставил вопрос перед Екатеринбургом о присылке для заводских работ «ссыльных или горных жителей». Кроме того, Арцибашев предлагал приписать к намечаемым Луказкому и железоделательному на реке Ирба заводам «податное население Красноярского уезда».

В Минусинском крае медное дело возникло в глубокой древности. А спустя много веков – и вскоре после окончательного утверждения русских в верховьях реки Енисея – произошли открытия меднорудных месторождений в местах известных древних «чудских» разработок медной руды.

В этот период другой предприимчивый рудознатец из Абаканского острога, кузнец Кассевич, начал добычу и плавку железа на реке Ирбе.

За поисками рудознатцев пристально следила казна.

рис. м. Злобина

«Начальником Сибирских и Казанских заводов в то время был Василий Никитич Татищев, один из «птенцов гнезда Петрова», первый российский историк[1]. Получив обнадеживающие результаты проб лучших руд, присланных от Е. Арцыбашева, он вошел в Берг-коллегию и Кабинет с предложением открыть Медный Луказкий завод и приписать к заводу русское население ближайших мест. Однако Кабинет колебался, предпочитая реальные суммы подушных платежей – предполагаемым высоким прибылям. Кроме того, силами немногочисленного населения бассейна Енисея нужно было обслуживать учреждаемый Московский тракт и Вторую Камчатскую экспедицию.

Поэтому 8 июня 1737 года Кабинет разрешил привлечь податное население только для строительства заводов с оплатой их труда по «плакату» т.е. по казенным расценкам. Одновременно предлагалось выяснить: нельзя ли «вольными людьми тот завод содержать» или передать эксплуатацию руд частным лицам. В.Н.Татищев настоял, чтобы Луказский завод принадлежал казне и строился как можно скорее. Исходя из завышенной Е. Арцыбашевым оценки запасов и качества руд, В.Н.Татищев определял прибыль от одного только медного завода — минимум в 25 тыс. рублей ежегодно.

7 августа 1737 года В.Н.Татищев писал с дороги, из Самары: «Медный же Красноярский (завод), ели людьми удовольствован будет — 10 тысяч пудов меди может поставить дорогою ценою. (Если) пуд из четырех в деньги переделать — по 10 руб. прибыли будет, а за расходом — по 5 руб., итого 50 тыс.руб. А если продать по шесть рублей с полтиной, то 25 тыс.руб. чистой прибыли в год будет».

Перспектива получить через три года такой доход заставило центральное правительство действовать более решительно. Срочно была затребована смета расходов. А 17 августа и 3 декабря 1737 г. были изданы указы о строительстве Медного Луказкого и обслуживающего его железного Ирбинского заводов. Заводы решено было строить с весны 1737 г., «употребляя к тому рекрут и ссыльных и что к тому потребно Красноярского уезду крестьян».

В этот период (1730-1740 гг.) на российском престоле царствовала императрица Анна Иоанновна. Это царствование – одна из мрачных страниц истории нашей страны. Государственная казна была пуста. Страной фактически правил Бирон — фаворит императрицы. Всё, казавшееся опасным и необдуманным, подвергалось изъятию из общества. В Сибирь ссылали массами. Всех сосланных при Анне в Сибирь насчитывалось свыше 20 тыс. человек. «Уже 16 декабря 1737 года Е.Арцыбашев сообщал в Екатеринбург, что из Томского горного начальства на Луказку прибыли с казной 27 человек команды, а остальные же солдаты, рекруты и мастеровые ссыльные 268 человек оставлены за недостатком при заводе провианта, в Абаканском остроге и при оном в деревнях, от завода в 45 верстах». Весной 1737 г. прибыло из Кузнецка еще 57 рекрутов и 200 человек ссыльных. *

В разгар строительства завода, поступила новая партия ссыльных из 200 человек. Она встретилась ученому И.Г. Гмелину осенью 1739 года у деревни Еловка близ Красноярска. С 1739 г. стали присылать крестьян и разночинцев из Тобольска, Томска и из других городов для отработки недоимок по подушным платежам. Поступление ссыльных и других работников прекратилось в 1742 году, когда из-за трудностей в реализации продукции был закрыт Ирбинский и, из-за нехватки качественной медной руды, свертывалась работа на Луказском заводах. «Общую численность (пишет Г.Ф. Быконя) принудительно присланного населения трудно было определить из-за высокой смертности, бегства и амнистии Бирона в 1740 г., о чем сведений почти не сохранилось…»

В портфелях Г.Ф. Миллера [2] сохранились ответы Красноярского горного начальства на анкету ученого, доставленную им самим на заводы 13-16 сентября 1739 г. По «табели служителей и работных людей» на Луказском заводе числилось 529 человек, а на Ирбинском 417 человек. Всего 946 человек. Из них было 83 человека администрации с лекарем, учителем и учениками, 71 солдат во главе с сержантом, 76 рекрутов. 154 заводских служителей и 562 ссыльных. Некоторым штейгерам, мастерам, работным, солдатам и даже рекрутам разрешали сразу прибыть с семьями, а другие перевозили их несколько позже». Во втором томе «Истории Сибири» в 5 томах[3], записано, что «Казенный Маинский медный рудник возник в 1736 году на левом берегу реки Енисей у горы Омай-Тура. Вслед за Маинским были открыты новые богатые месторождения меди (Сырское и Базинское), расположенные на левом берегу реки Абакан. Сырский медный рудник был открыт в 1737 г. по речке М-Сыру, притоку р. Камышты, впадающему в р. Абакан.  В этом же году были открыты Базинские рудники по речке Базе, притоку р. Аскыза. А в 1738 г. открыт Коксинский медный рудник в верховьях р. Коксы, левого притока р. Енисей.

В 1737 году, 17 августа, последовал именной Указ Сената об основании Луказского завода для выплавки меди из самого богатейшего и солидного из всех открытых рудников — Маинского рудника. Всеми рудниками ведала Красноярская Горная администрация, были на содержании за счет государственной казны. При выборе места под строительство медеплавильного завода, горное начальство, по-видимому, руководствовалось только сбережением его от разорения набегами Джунгарских орд, а также обеспечением местными строительными материалами и топливом для завода и поселка. В 1737 году медеплавильный завод начали строить на правом берегу реки Енисей, между Абаканским и Саянским острогами, и на левом берегу речки Луказки (Лугавки), в девяти верстах выше по речке, от впадения ее в реку Енисей. Обилие сосновых лесов решало проблему топлива и строительного материала. Положение крутых берегов речки, позволяли удобно возвести плотину и устроить водоём. Завод находился в густом лесу, в котловине, и потому был скрыт от постороннего глаза. Единственный недостаток: руду надо было сплавлять по Енисею и дважды загружать на подводы и раз на плоты. Завод находился на том месте, где впоследствии закладывался «крупчатный» завод купца Гусева, а позднее в 1880-х годах – его же стеклоделательный завод.

Луказский медеплавильный завод был введен в эксплуатацию в 1740 году.

Строительство и оборудование Луказского завода нуждалось в немалом количестве железных изделий, которые приходилось доставлять из Екатеринбурга. Поэтому указом Сената от 3-XII-1740 г. решено было построить еще один завод — железоделательный на речке Ирбе — правобережном притоке реки Тубы. Ирбинский завод возводился наспех, одновременно с постройкой Луказского и был пущен в 1740 году. Завод с поселком (Луказский), затерянный в полудиком краю, имел вид крепости, окруженной деревянной стеной с башнями и бойницами. На его вооружении было три пушки с должным запасом чугунных ядер, картечи, пороха и другого оружия, огнестрельного и холодного. Солидная крепостная стена тянулась около версты длинной до самого устья речки Лугазки, впадающей в этот пруд.

В другом документальном очерке Г.Ф. Быкони[4], сообщается, что «вокруг завода возведены палисад и надолбы для предупреждения возможных нападений со стороны качинцев, кайбал, а также на случай вторжения джунгар». «Завод имел довольно внушительную плотину в 68 сажень длины, 12 ширины и 5 в высоту», «на территории завода при помощи водяного двигателя работали: медеплавильня, вначале четыре печи; кузница на четыре горна; пильная мельница. Имелись слесарная и приборные мастерские. В дальнейшем на заводе было установлено еще четыре медеплавильные печи. На заводе, кроме различных производственных сооружений, построили шесть казенных квартир, командирский двор и канцелярию. Против нее под горой находилась «казарма для содержания колодников, с перерубами, в ней одно окошко колодное, окончина слюдяная, шесть чуланов с дверями и замками. Основная масса каторжных размещалась в 2-х общих казармах, размерами 4½, 4⅓ саженей (это 9*9 = 81 м2), обнесенных тыном стоячим». В поселке было «много добротных домов под крышей» для служилых людей, мастеровых и чиновного персонала. Вместе с первыми постройками, была построена первая деревянная церковь в селении на юге края, не считая церквей, которые были построены на Абаканском и Караульном острогах к этому времени.

На Луказском заводе в 1740 году открылась первая «специальная» школа для детей мастеровых и солдат. В другом документальном очерке Г.Ф. Быконя сообщает «…была даже открыта школа, в которой к 1739 году обучалось наукам «словесности и письму» — 53 ученика от 7 до15 лет. Учителем был в ней «отставной капрал».

По свидетельству академика Иоганна Гмелина, посетившего завод в 1739 году: «Завод охранялся так строго, что в поселок никого не впускали: ни конного, ни пешего без специального на то разрешения от командира».

Одновременно шло строительство на Маинском, Сыринском, Базинском медных рудниках. Для «штейгеров было выстроено 1-2 квартиры; для ссыльных работников казармы размерами 5*3 саженей каждая, бани, кузницы, сараи для хранения инструментов. Казармы ссыльных обносили острогом (стоячим забором из бревен)», а весь поселок надолбами. У шурфов, шахт и ям, где брали руду, стояли специальные сараи. Охрана заводов, рудников была возложена на специально назначенных казаков. Так Луказский завод был под охраной 100 казаков, для которых тоже были построены квартиры и казармы в зависимости от ранга.

Положение ссыльных, приравненных к ним недоимщиков и рекрутов было очень тяжелым. Они размещались в тесных казармах под строгим надзором солдат, получали скудный месячный паек — 1 пуд 30 фунтов муки и 2 коп. в день за работу. Согласно указу Петра I от 28 января 1725 года, подтвержденному в 1730 году Берг-коллегией, каждому ссыльному в год выдавали: «две пары голиц, пару варег, три пары упоков, 12 аршин подкладочного холста на рубашки, 8 аршин хрящевого холста на «порты», один на 2 года сермяжный кафтан и раз в три года баранью шубу. Готовое платье власти не завезли. Не было ремесленников, чтобы шить одежду и изготовлять кожаные коты и голицы. Выданный материал ссыльные часто через солдат продавали или выменивали на вино, которое в избытке имелось в питейных домах поселков, быстро появившихся за палисадами заводов.

В первые два года работным из ссыльных давали по 3 коп. за рабочий день, но без выдачи одежды, обуви и провианта. Полуголодные и плохо одетые, выполняя самую тяжелую подсобную работу при заводах, работая киркой по 10-14 часов в низких ямах, шурфах, катая тяжелые тачки с рудой, ссыльные быстро выходили из строя. Тяжелобольных помещали в госпиталь, где Сизиков, лекарь из Тобольских недоимщиков, по ироническому отзыву академика И.Г. Гмелина — «никому не мог причинить вреда по неимению лекарства».

«Открытие заводов в незаселенном крае наталкивалось на непреодолимые трудности и главным образом с комплектованием рабочей силы. На Луказском заводе, в основном производстве, было занято до 100 человек — рабочих из каторжан, ссыльных и оштрафованных солдат. Канцелярия обоих заводов находилась на Луказском заводе, которым ведал управитель. На обоих заводах к 1747 году было только 26 специалистов, в большинстве переведенных с Урала».

Труднее всего было создать контингент рабочих для горнозаводской промышленности, особенно на добыче руды и доставки ее на заводы. Власти из Петербурга при открытии заводов предписывали «стараться вольными людьми обходиться». Но на практике «вольных, охочих к поступлению в заводскую работу» людей на месте в то время не оказалось. Разночинцы, жившие на юге края, имели много статей дохода значительно более легких и выгодных, занимаясь пушным промыслом или торговлей с ясачными.

Крестьяне в Сибири, занятые хлебопашеством, имели достаточно земли, где можно было приложить весь свой труд». Поэтому не было надежды, чтобы на вольном согласии крестьяне бросили землю и пошли на рудники и заводы.

«Тогда пришлось прибегнуть к принудительным методам использования крестьян[5]. По данным проектировщиков заводов, во всем Красноярском уезде насчитывалось только 2757 душ, годных в работу, причем расселены они были в северных районах уезда.

Полностью приписать их к заводам не представлялось возможным, потому что они, как хлеборобы, являлись кормильцами огромного края. Поэтому от практики приписки тех или иных населенных пунктов пришлось отказаться. Заменив ее поочередной повинностью, возложенной на податное население всего Красноярского, а также Енисейского уездов.

Людей по 50-100 человек в месяц посылали по разнарядке в работу с оплатой по «плакату», т.е. по расценкам. Многие ехали за сотни, а то и тысячи верст. Они везли с собой продукты на пропитание самих себя, а также фураж для лошади. Измученные лошади нередко гибли в пути или уже на месте в тяжелой работе». «Отправка на заводы отрывала крестьян от своих и без того слабых крестьянских хозяйств и окончательно разоряла их, что неизбежно сказывалось на общей обеспеченности хлебом всей Сибири от Абаканского острога до Туруханского края.«Крестьяне и разночинцы возили на своих лошадях землю в плотины, дрова, руды, флюсы, продовольствие, выжигали древесный уголь, гнали деготь, ремонтировали заводские плотины и подсобные помещения, чтобы отработать 2-3 рубля за семью, эти приписные ехали за 200-600 верст. Найм за себя «в заводские работы» обходился Енисейским крестьянам в 12-15 рублей.

Приписные люди или высланные на заводы крестьяне надолго запоминали эту новую повинность, которую они отбывали до закрытия заводов. Это видно из наказа Уложенной комиссии крестьян Анциферовского присуда Енисейского уезда о заводских тяготах, составленного первого марта 1767 года:

«Высланы мы были по указу Енисейской провинциальной канцелярии, назад том лет с 30 (т.е. в 1737-1738 гг.) выше города Красноярска на рудники года по четыре, на медной и железной заводы для работы плотиной и во всякие заводские работы человек по 100. В первую — летним временем, с конями и телегами и со своим припасом, а зимой — с саньми. За которую нам работу с тех рудников полного плакату (расценкам) было не давано. И кормить лошадей нечем, також и сами питались с великою нуждою не могли, и с голоду пропадало лошадей по100. едва и сами пешие за дальностью расстояния верст приходили, а иные питались христовым именем. И от того приходили в крайнюю нужду и разорение и от пашни своей отставали»[6]

«Все эти тягости ложились тяжелым бременем на положение в указанных уездах и «побудило уже в 1741 году пересмотреть принятую систему обеспечения заводов рабочей силой. Заменив повременную присылку крестьян постоянным заселением заводского района колодниками».

В 1740 году на самом производстве на обоих заводах использовались помимо мастеровых переведенных с Урала еще и 550 ссыльнокаторжных. «Поселенные вокруг заводов ссыльнокаторжные были первыми жителями основанного в 1740 году села Минусинского. На дороге к Луказскому заводу у речки Шушь между 1741-1745 годах поместили приписанного крестьянина Алексея Бутакова, к которому в 1747 году подселились с семьями разночинцы Крапивин, Конев, Плишкин. Они были первыми жителями села Шушенского».

«Подневольный малопроизводительный труд, дороговизна хлеба и др. продуктов, одежды, обуви, частые побеги с рудников и заводов. Удаленность рудников от завода. Тяжелый труд в доставке руды… Все это сказывалось на себестоимости заводской продукции и вынуждало администрацию искать пути сокращения слишком высоких расходов. Ко всем перечисленным проблемам прибавляется еще одна неприятность. «Выяснилось, что заготовленные впрок Арцыбашевым 200 тыс. пудов медной руды оказались очень плохого качества, а потому Луказский завод вряд ли даст ожидаемую высокую прибыль». В ответ на рапорт бергмейстера Н. Клеопина, В.Н.Татищев 24.01.1739 г. распорядился срочно поставить две плавильные печи «для подлинного о доброте сысканной руды познания».Пробные плавки 1739 года показали, что один пуд меди на месте обходится в 6  руб. 84 коп., а с учетом издержек за провоз, производство становится убыточным. В 1741 году на Луказском заводе из-за плохих руд из восьми печей действовало — четыре, причем только в течении 2-3-х месяцев.

«После многочисленных неудачных попыток найти хорошие медные руды или передать предприятия частным лицам, заводы законсервировали: Ирбинский с 9.09.1742 г., Луказский с 10.04.1745 г.

Больного канцеляриста Серебрянникова с командой из 9 человек — солдат, решено было оставить для охраны казенных строений и поисков руд».

«Академик И. Гмелин посетивший Минусинский край в 1739 году, т.е. в то время, когда медные рудники уже разрабатывались, а постройка Луказского завода подходила к концу, вынес очень неблагоприятное впечатление о меднорудных месторождениях края. По его мнению, все осмотренные им месторождения имеют только поверхностное распространение, почему было бы очень рискованным при таких условиях строить заводы». Постройку завода И. Гмелин назвал «бичом для населения», так как для этого сгонялось крестьянство, порой за 800 верст, при этом работавшие были предоставлены самообеспечению продуктами и одеждой. Выясняется и другая причина закрытия заводов и это подтверждает П.С. [7]Паллас в своих работах. Горные чиновники стремились уйти из глухой местности, возвратится на Урал, а потому давали ложные сведения об истощении основного Маинского месторождения жил медной руды, подговаривали работников шурфов замазывать их или уходить в сторону, обещая за это возврат на родину или свободу. Но каково было их разочарование, когда после закрытия завода они вместо Урала и свободы были направлены еще дальше на восток, на Нерчинские рудники.

Управитель Никифор Клеопин, чтобы выправить положение, ведет интенсивные поиски лучших руд, для чего позже даже выписал специалистов — саксонцев: «лозоходца Гауза со штейгерами».

Для экономии казенных средств при каждом заводе с осени 1740 г. стали распределять по 10 десятин казенной пашни. А позже сократили плату каторжным до ? в день.

Ссыльных высвободившихся после строительства Ирбинского завода, разместили осенью 1739 года в особых деревнях. Первые казенные деревни с поселенными ссыльными, согласно распоряжению Н.Клеопина, появились на дорогах, связывающих Ирбинский завод с рудниками, Луказским заводом и Абаканским острогом.

«Поселенные ссыльные получали за деньги, а чаще в долг, казенную лошадь, семена, освобождались на два года от заводских работ, находясь в это время на казенном содержании».

Цель, которую преследовал Н. Клеопин, вполне понятна, а именно: получить дополнительный хлеб и другие сельские продукты, привозить их в заводские поселки для продажи. Но казенные деревни с поселенными ссыльными не прижились. Непривычные к трудной крестьянской жизни, они либо впадали в бега, либо находили другой промысел, в чем скоро Н.Клеопин убедился и сам разочаровался. Он был сторонник вольного переселения крестьян в Сибирь.

Ирбинский железоделательный завод предназначен был не только для обеспечения железными и чугунными изделиями Луказского медного завода, Абаканского и Маинского острогов, но и должен был «поставлять литье для воздвигаемых на Алтае Колыванского и Воскресенского горных заводов количестве 25 тыс. пудов, однако из-за дальних, трудных и дорогих транспортных дорог, отсутствии на месте рынка сбыта, завод стал снижать выпуск продукции. Так в 1740 году Ирбинский завод произвел свыше 23 тыс. пудов чугуна и железа, в 1741 году свыше 32 тыс. пудов, в 1742 и 1743 годах его продукция едва превышала 7-8 тыс. пудов, а 1744 году снизилась до 1199 пудов.

После консервации заводов, работавших на них специалистов перебросили на Колывано-Вознесенские и Нерчинские заводы. Ссыльные, находившиеся при заводах и кроме жалования имевшие пашни, были оставлены на месте в призаводских деревнях на положении крестьян.

«Оставленному канцеляристу Г. Серебреникову на заводе с 9-ю солдатами в административно-фискальном отношении подчинили всех поселенных по деревням ссыльных и осевших на заводах ремесленников из каторжных».

Работавших при заводе ссыльных, согласно распоряжению канцелярии главного управления Сибирских заводов, также повелевалось поместить на пашню с выдачей им за круговой порукой казенной ссуды хлебом и лошадьми. В это время на заводах работало 202 человека, а в деревнях насчитывалось 178 поселенных.

9 января 1746 года Берг-коллегия с некоторыми изменениями утвердила решение Екатеринбурга о закрытии заводов.

В уцелевших 7 деревнях остались 91 поселенец, а при заводах — 29 негодных к работам и 23 «отставных» каторжника.

Распределение по деревням: 1746 год.

Наименование                              Дворов             Душ м/пола

1. Шушенская (Шмелева)                      9                            10

2. Верхнетубинская                              13                            18

3. Городок                                              12                            13

4. Минусинская                                      16                            26

5. Потрошилово                                     14                            18

6. Койская                                               14                            14

7. Каменка                                               15                             17

                                                 итого       93                         116

Собираемые с них деньги (подушные) шли на жалование Серебренникову и его команде.

В период строительства и действия заводов с населения уездов: Красноярского, Томского, Кузнецкого, Енисейского – взимались деньги в сумме 20 тыс. рублей в год на содержание этих заводов. Частично подушные сборы по договору заменялись работой на заводах.

После закрытия заводов, Луказский так никогда и не возобновился. Ирбинский несколько раз возобновлял свою работу до 1870 годов.

Некоторый период Ирбинский завод находился в частной аренде купца Савельева, но в 1788 году завод за громадный в 105 тыс.руб. долг в казну был конфискован. В 1772 году профессор П.С. Паласс посетивший Минусинский край, побывал также и на Луказском заводе, рудниках. Вот что в своих записках он пишет по Луказскому заводу.

«Обвалившиеся фабрика и контора, множество пустых жилых домов представляют печальное виду позорище. Один только и есть дом, в котором живет старик надсмотрщик из подаяния, церковь к которой были приписаны все выше по Енисею и ниже Абаканска лежащие деревни, и три двора для ссыльных мужиков кои еще крышки имеют; прочие все развалившись, мехи опущены, плавильни оставлены и все строения скоро на угли не будет годно. Завод в ход пущен в 1740 году 1 февраля, а в 1749 году уже был оставлен, потому что представлено было, будто бы надобно к нему много пристройки и руда в принадлежащих ему рудниках кончилась.  Строения все деревянное, но просторное и было изрядное. Окольности песчаные, лес-сосняк, хотя не широк, однако вверх по реке Лугазе, даже до гор простирается. Енисей от завода много далее девяти верст… Рудники с которых на Луказский завод руду брали, главный Маинский найденный в 1732 году. В дело пущен в 1736 году. Расстояние от завода 65 верст. Пять рудников Сыринских от Луказы 85 верст, начатые в 1737 году и в три года более ста тысяч пудов руды давшие; два рудника в Базинских горах найденные вместе с прежними, и в первые тир года впятеро больше того руды давшие». В «Сибирском вестнике» за1819 год записано, что в 1806 году еще видны были остатки заводских строений.

В настоящее время от Луказского завода сохранилась земляная насыпь плотины пруда.

«Количество продукции Луказского завода неизвестно, добыча же медных руд на Базинских и Сыринских месторождениях за все время равнялась 600 тыс. пудов».

Как уже было сказано, Ирбинский завод с перебоями работал до 1870 года т.е. до постройки казною в 1870 году в Кузнецком округе Гурьевского железоделательного завода. А в 1886 году на реке Абакане в 250 км. от Минусинска, в глухой тайге, среди гор возник еще Абаканский железоделательный завод, который находясь далеко от рынков сбыта в первые годы Советской власти так же закрылся. Благодаря возникшей промышленности в 1740 годах в Минусинском крае, и начинается быстрое заселение его в принудительном порядке ссыльными. Историк Ватин, в своей работе «Минусинский край в XVIII веке» сообщает о горнозаводской колонизации края следующее: «Работа на заводах послужила началом штрафной колонизации Минусинского края ссыльными. Целые деревни заселялись ссыльными обязанными работать на заводах. К последним приписывались и селения крестьян, которыми горное начальство распорядилось по своей воле. Так возникло село Минусинское». «Обязаны своим основанием, исключительно горнозаводской промышленности в крае и такие селения как Лугавское, Сухая Тесь, Детлово, Малая Ирба, Камешки (возможно правильно Каменка. Автор М.В.Злобин), г. Минусинск, Означенная, Шунерская, Каптырево, Шушенское.

Копия снята с оригинала от 24.03.1990 г. 13.03.2006 г.

Перечень использованной литературы

1.         Справочная книга Енисейского Губернского Совета народного хозяйства 1922-1923 гг. (Экономический обзор Приенисейского края).

2.         «Справочник по Минусинскому, Хакасскому округам и Урянхайскому краю» под редакцией А. Косованова и В. Черемных, издание г. Минусинск, 1926 г.

3.         Карцов В.Г. — Хакасия в период разложения феодализма XVIII в.- Первая половина XIX в. Изд. Абакан, 1970 г.

4.         Карцов В.Г. Металлургическая промышленность Средней Сибири в XVIII в. и в начале XIX в. «Ученые записки» Хакасского НИИЯЛИ, вып. IX, Абакан, 1963 г.

5.         Очерки по истории металлургической и металлообрабатывающей промышленности в России. Лен., 1937 г., П.Г. Любомиров.

6.         Минусинский край в XVIII в. В.А. Ватин, изд. Минусинск, 1913 г.

7.         Исторический очерк Сибири в XIX в. т. II.

8.         П.С. Паласс. Путешествие по разным местам (провинциям) Российского государства. Ч.III, кн. I, Спб 1788 г.

9.         Быконя Г.Ф.  Заселение русскими южной части Красноярского уезда в I-вой четверти  XVIII в. Красноярск, 1970 г. Кн. «Из истории Сибири».

10.       Г.Ф. Быконя. Тоже, кн. очерки социально-экономической и культурной жизни Сибири. Новосибирск 1972 г. ч.2.

11.       Г.Ф. Быконя. Заселение русскими Приенисейского края в XVIII в. г. Новосибирск «Наука» 1981 г.

12.       История Сибири (с древних времен до наших дней) т. II. Ленинград, 1968 г.

13.       Историческое обозрение Сибири. Изд. Сибирякова. 1886 г. Кн. первая.

14.       Село Минусинское. Исторический очерк В.А. Ватин. Минусинск, 1914 г.

15.       Сибирская энциклопедия. Тома I-II.

16.       История Красноярского края. 1981 г. г. Красноярск.

17.       Памятники Сибирской истории XVIII в. Кн. I. Сиб. 1882 г.

18.       К.Г. Копоев. Добровольное присоединение Хакасии к России. Абакан, 1959 г.

19.       Очерки истории науки и техники XVI-XIX вв. Москва, изд. «Просвещение», 1988 г.

20.       Красноярск. Очерки истории города. Г. Красноярск, 1988 г.

24.03.90 г.     М. В. Злобин

Дополнительные сведения по Луказскому медеплавильному заводу

В архивных фондах Минусинского музея им. Н.М. Мартьянова (Ф-О-П. д.-121) находится «Отчет по обследованию сел юго-восточной части Минусинского района комплексной экспедицией в августе-сентябре 1943 года» в т.ч. и местонахождения Луказского (Лугавского) медеплавильного завода с приложением плана (схематического) его местонахождения в 1740-1749 гг.

Разведку проводили: зав. Историческим отделом музея — историк М.Ф.Андреева и археолог В.П. Левашева в селе Знаменка в районе Верхнего пруда. Одновременно проводился опрос Знаменских, Лугавских, Каменских старожилов: Верзилова Авдона — 82 лет; Шарамыгиной Евдокии Кузьминичны — 76 лет; Кулькова Осипа Васильевича — 80 лет; Лопатина А. — 85 лет; Колобова; Спирина и др. старожилы с. Знаменки в своих воспоминаниях рассказывают[8]:

1.Верзилов Авдон. Колхозник. Сообщает: «Родился в селе Шушь, т.е. в 1861 году. В 16 лет (1877 г.) переехал на завод. Села Знаменки тогда еще не было, а были — завод Даниловский винокуренный; его же была мельница. И был стеклоделательный завод Гусева, на котором и работал в качестве рабочего. Здесь был только рабочий поселок, где жили рабочие заводов. Когда завод Гусевой стал прекращать свою работу, рабочие заводов обратились с ходатайством, чтобы им нарезали землю для хлебопашества. Заявку дали на 70 дворов, это было уже в 1907 г. утвердили и нарезали нам надел земли уже в 1912 г.

К этому времени желающих заниматься хлебопашеством осталось всего — 26 дворов, которые на нарезанной земле назвали поселок деревней «Знаменкой», а остальные рабочие не желая заниматься сельским хозяйством разъехались по производствам, частью ушли по другим заводам.

В дальнейшем население Знаменки увеличивалось за счет рабочих заводов. Специального поселения не было. Из политических ссыльных работали на заводе — управляющий Орочко и рабочий Лаврентьев. При стеклоделательном заводе было и гончарное производство. Гусева так же имела небольшой завод, который вырабатывал каустическую соду. Для переработки известь брали с Бараксана, а Бузун из Алтайского озера».

2. Шарамыгина Евдокия Кузьминична — 76 лет. «Родилась в 1867 г. Всю жизнь прожила в Знаменке». (из воспоминаний отца Кузьмы Шарамыгина) «отец переехал из Лугавска в Знаменку около 90 лет тому назад» (примерно в 1853 г.). «На площади, где расположена Знаменка, было немного землянок, где жили рабочие, которые строили завод. Там же работал мой отец. Возил лес на стройку. На моей памяти было два винокуренных завода, Данилова и Гусевой[9] [10]и в то же время были 3-4 мельницы. У Гусевой была мельница на 12 ставов. Выпускала шесть сортов крупчатки. Это был крупный завод. Впоследствии винокуренный и мукомольный заводы Гусевой сгорели. У Гусевой же было производство поташа и каустической соды и был конный завод, который выращивал «кровных» лошадей. Хлебопашеством стали заниматься после прекращения работ на стеклоделательном заводе Гусевой. Слышала от стариков, что здесь когда-то много лет назад был каторжный завод. Это еще при Екатерине II[11] и в детстве я видела, как выдувало «полевую» изгородь, которая шла поперек Знаменки и вдоль до самой школы по левую сторону речки Лугавки, где стоит плотина. Всю эту площадь от плотины и занимал завод. Село получило свое название — «Знаменка» уже после закрытия Гусевского завода по часовне, которая была выстроена в честь праздника — «Знамение».

3. Кульков Осип Васильевич — рождения 1863 года — вспоминает и подтверждает те же сведения, которые дали Верзилов и Шарамыгина. «Место расположения каторжного завода указано старожилами – подтверждает Кульков – находками остатков завода. На указанной территории завода остатки изгороди, которую выдувало до момента заселения этой площади жителями Знаменки. Месторасположения подвала склада завода установлено по находке. В период существования заводов Гусева рабочими были найдены (выкопаны) болванки чугунные, которые находились в подвале. Установлено, так же, что плотина, которая действует в настоящее время, построена на месте плотины каторжного завода. А доказательством послужило то, что когда проводили постройку существующей плотины, то нижние балки старой плотины были из крупных лиственничных бревен толщиной в 2-3 обхвата. Бревна срублены топором и вообще очень крепким основанием для плотины были, которая, простояла более 200 лет, и хорошо основание сохранилось. Кульков также рассказал, откуда поступало сырье на стеклоделательный завод Гусевой, что все было привозное. Кварцевый песок возили из Шалоболиной, огнеупорные глины из Ужура, глины из Очур, а бузун из Алтайского озера. Гончарное производство Гусевой было специального назначения. вырабатывались горшки для плавки стекла.

Итак, обследованием установлено время организации Знаменки, как села — 1912 год. Суммируя все данные о медеплавильном заводе из литературы (Ватина) и из данных взятых от старожилов, — нами установлено месторасположение «медеплавильного каторжного завода, подвала, плотины. Расположение завода начиная от теперешней плотины до школы. Вся эта площадь была занята заводом и его постройками. Произведен обмер и сделан схематический план месторасположения завода».

___________________________________________________________

4. При обследовании села Лугавского выяснилось из беседы с Лопатиным Александром (Семеновичем) — 85 лет, который сообщил следующее: «Село Лугавское начало заселяться более 100 лет назад [12]. Заселялись коренными сибиряками, которые избрали место около реки Енисей. По речке Лугавке были непроходимые тайга и болото. Первыми жителями были Абрамовы, Спирины, Полежаевы. Их предки кайбалы, согайцы, жившие еще 130 лет назад.

По д. Каменке. Заселение около 130 лет из первых жителей д. Каменки.

Они переселились в Каменку из села Лапатина из-под Красноярска. А из Каменки переселились в село Лугавское. Старожилы села Лугавского Турусины и Лыткины являются потомками каторжан.

Работавший на Луказском медеплавильном заводе Лопатин также рассказал о том, что на речке Лугавке, где находится село Знаменка был медеплавильный каторжный завод. На этот завод ссылали отбывать каторжные работы, а на левом берегу речки Лугавки должен быть медный склад — подвал завода.

5. Из беседы со старожилом Колобовым — 70 лет, который сообщил следующее: «Лугавский медеплавильный завод был расположен в центре села Знаменки. Плотина завода была на том же месте, где и в настоящее время. Название села Знаменки произошло по названию часовни, которая была выстроена в честь праздника «Знамение». Турусин Степан является правнуком каторжного рабочего Лугавского завода. Ему 78 лет.

6.  Из беседы со старожилом с. Лугавского Бываловым С.Ф. — 90 лет, установлено местонахождение исторического памятника — амбара, вывезенного жителями с. Лугавского с Лугавского медеплавильного завода. 23-VIII-1943 г. «нами был сделан выезд совместно с археологом В.П. Левашовой и произведено обследование амбара. Амбар является старинной постройки из Лугавского медеплавильного завода. После закрытия завода амбар был перевезен в с. Лугавское жителем этого села Спириным. Он был природный сибиряк-хакасс.

Амбар находился в хозяйстве (все время) у потомков правнуков Спириных. Спирины были зажиточными крестьянами. Имели крупное животноводство.

В 1931-1932 годах амбар от Спириных был перевезен в бригаду № 3 колхоза «За коммунизм»[13] и там поставлен в том виде как был, только без фундамента, для использования как зернохранилище. Амбар 2-х этажный, рублен в «лапу», в длину 13 м, в ширину — 6,5 м. диаметр бревен от 24 до 34 см.

____________________________________________________________

7. При обследовании д. Кутужеково сведения дал старожил деревни — Кутужеков Григорий Борисович — 76 лет. Он сообщил, что деревня Кутужеково была названа по его фамилии. Он уроженец села Лугавского. Отец его был хакас, мать русская — коренные сибиряки. 62 года тому назад он выселился из Лугавского на озеро Карасьево, где обзавелся заимкой. Распахал пашню. Разводил скот и занимался хлебопашеством.

Спустя несколько лет к нему переселились из Лугавского Варнаков Фома Савельевич, Худоногов Д.Г., Кутужеков Александр Григорьевич — его сын и Спирин С.А. Таким образом в 1922-1923 гг. уже был поселок, который назвали «Кутужековой» — прозвищем в простонародье — «Лягушка».

Кутужеков подтвердил, что амбар, находящийся в бригаде № 3 колхоза «За коммунизм», перевезен с Лугавского медеплавильного завода. И что рабочая сила завода состояла большей частью из ссыльнокаторжных, сосланных из центра России.

Партии ссыльных сопровождались казаками.

P.S. На возвышенности, на левом берегу речки Лугавки над плотиной на горе находилась центральная усадьба колхоза «Красный знаменосец» заложенная в годы коллективизации (1930-1931 гг.)

В 1740-х годах на этой площади стояли 6 казенных квартир, командирский двор и канцелярия Луказского медеплавильного. завода. возможно на этой площадке находилась в 1739 году (основанная) первая «специальная» школа для детей мастеровых и солдат, где обучалось 53 ученика от 7 до 15 лет.

Позднее, в конце XIX века, на этой же площадке был построен главный корпус Гусевского стекольного завода[14].

Про амбар – подробнее в архиве музея им. Мартьянова. Дело № 121. (М, Злобин)

26 августа 1943 года мною (Андреевой) обследован сад колхоза «Красный знаменосец». Сад расположен в Восточной стороне от села Знаменки, в ложбине на расстоянии 2-х км. площадь сада — 12 га. Закладка сада производилась в 1937-1938 гг. в саду произрастали шесть сортов ранета. Имеются и культурные сорта — несколько деревьев сланцевых».

К сведению: В августе 1943 г. историком Андреевой из Минусинского музея им. Н.М. Мартьянова в колхозе «Большевик» Тигрицкого с/совета было произведено знакомство с детским садом, эвакуированным из Ленинграда. В детсаде было всего 86 человек — детей (один умер) из разных ленинградских детсадов.

Андреева так же сообщает, что в деревне Восточной в конце XIX и в начале XX века было очень развито кумысоварение. Начал это дело некто Бахтемиров, который жил сначала в селе Лугавском в батраках, а переехав в Восточное положил начало кумысоварению, а вслед за ним этим производством занялись и другие жители Восточного.

В годы пребывания В.И.Ленина в Шушенской ссылке, Ленин вместе с Н.К. Крупской приезжали через Даниловский завод в Восточное на отдых и пить кумыс. По сообщению Андреевой: «Старожил д. Восточного Антонов указал дом Василия Андреевича Брюзгина, где квартировал Ленин. В.И. Ленин был знаком с кумысниками и ходил с ними на прогулку». (Архив музея им. Н.М. Мартьянова. о.и. дело 121).

Приложение. Источник известий:

«Сибирь XVIII века в путевых описаниях Г.Ф.Миллера».

(История Сибири из первоисточников).

 VI выпуск.

Издание: Сибирский хронограф. Г. Новосибирск. Редактор академик Покровский. 1966 год.

… «13 сентября, после того как перекочевали по западному берегу реки Енисей, и утром велел наши повозки на паромах переправить на восточный берег реки Енисей. К полудню мы прибыли на Луказский завод, расположенный в 9 верстах от реки Енисей, на южном берегу речки Луказке (татары называют Ulgase) из которого получилось русское название «Луказа».

Этот завод был построен из-за находящихся в здешних местах по Енисею и Абакану медных руд, чтобы их тут плавить. Сейчас еще заняты дамбой, которая должна поднять воду в водохранилище для приведения в действия завода и полагают, что дамба должна быть готова летом будущего 1740 года. К тому времени должны быть сооружены медеплавильные корпуса, смонтировано оборудование завода.

В настоящее время выстроены лишь церковь, посвященная Петру и Павлу, и канцелярия вместе с несколькими жилыми домами.

Местоположение завода в густом черном лесу, который начинается, примерно, в 3-х верстах от реки Енисей и простирается вверх по речке. Однако в ширину он достигает не более 5 верст, так что древесины для большого завода может хватить не на слишком много лет.

Мы оставались здесь 14, 15, 16 сентября 1739 года.

И сочли целесообразным часть нашей свиты отправить на плотах до Абаканска, а самим предпринять путешествие туда через Ирбинский железный завод, основанный в верховьях реки Тубы».

P.S. Иоганна Гмелина — «Церковь 6-I-1740 г., была уничтожена возникшим в ней пожаром. Сейчас вместо нее строится новая».

24-III

Деревне Головино — 100 лет

Вскоре после отмены царским манифестом от 19.02.1861 г.  крепостного права в России и с разрешения «Первого департамента государственных имуществ и земледелия» правительственного Сената в Санкт-Петербурге и по предложению Енисейского гражданского губернатора генерал-майора Замятина от 8.08.1863 года были назначены для водворения в Енисейскую губернию по 100 семей из Вятской и Пермской губерний.

Из них по постановлению Енисейской казенной палаты от 13.08. 1863г. велено было 96 семей из Вятской губернии (всего ревизских душ мужского пола 487 человек, женского — 502 включая детей), перечислить в Абаканскую волость на местность, при устье речки Алгаштык впадающей в речку Салбу и на местность по речке Салбе с образованием д. Салбинской (имеется ввиду та речка Салба, котороя впадает в реку Убей, а река Убей в реку Енисей).

В связи с возникшим в 1870-х годах межевым спором между жителями Кайбало-Хакасского рода и вятскими переселенцами часть семейств переселенцев была в 1874 году расселена по деревням Минусинского уезда.

Вот тогда-то и появились переселенческие  семьи в Минусинске, в Каменке, в Кривой, в Лугавском и в др. деревнях с фамилиями: Бехтеревы, Савины, Багаевы, Крысовы, Хохловы, Утробины, Сторожевы, Хрычины, Жуковы, Перминовы, Овчинниковы, Рогачевы, Куклины, Ефремовы, Злобины, Хаустовы, Головины, Ишимовы, Юферовы, Валовы, Ка-таевы, Онучины, Зыковы, Тарасовы, Малковы, Журавлевы, Кислицыны, Мамаевы, Хорошавины, Морозовы, Барановы, Тиуновы, Алехины, Есауловы, Романовы, Корякины, Анисимовы, Овсянниковы, Малышевы, Нелюбины и др. (Минусинский архив, фонд 15, дело 296).

Из числа семей прибыли в д. Кривинскую — семейство Головиных из Вятской губернии, Котельнического округа, Гавриловской волости, заимки Семиглазовской, а именно Яков Афанасьевич Головин рождения 1811 г., его жена Соломония Елисеевна 1808 г.р., их дети: Гурий — 1836 г.р., Александр — 1838 г.р., Феклина и Евдокия с 1857 г.р. Сын Гурия — Василий с 1862 г.р. и т. д.

Ныне живущие Головины в Минусинском районе и за его пределами, если их предки проживали в Минусинском крае со второй половины XIX века, являются потомками Якова Афанасьевича Головина.

В Минусинском Горархиве (фонд 71, дело 104) есть документ от 5.08.1909 г. (Цитирую без изменений).

«Его Высокоблагородию господину заведующему          Минусинской Поземельно-Устроительной партией.

От доверенного общества заимки Головиной,   принадлежащей д. Кривинской Лугавской волости Тимофея Васильевича Желтышева.

Прошение.

Три года тому назад доверители мои в числе 30 душ, оставив д. Кривинскую, заселились на землях этой деревни особой заимкой под названием «Головинская» (8 верст от Минусинска по дороге в с. Лугавское).

Желая ныне совершенно отделиться от общества деревни Кривинской и образовать самостоятельную общину, я, по поручению моих доверителей, покорнейше прошу Ваше Высокоблагородие, не найдете ли Вы возможным выделить нам отдельно от общества д. Кривинской в особую общину, нарезав нам земли от протоки р. Енисей с 7-й версты к нашей заимке и для покосов острова Енисея: «Махнач», «Журминский», «Березовый», предоставляя нам право свободного прогона на эти острова своего скота.

Список жителей заимки «Головинская

1.         Тимофей Желтышев — 3 души.

2.         Иван Багаев — 3 души

3.         Сергей Матыцин — 4

4.         Михаил Матыцин — 2

5.         Даниил Цедрик — 1

6.         Терентий Багаев — 6

7.         Егор Житков — 1

8.         Егор Малышев — 1

9.         Филимон Гребнев — 1

10.       Андрей Бондаренко — 2

11.       Иван Гребнев — 3

12.       Андрей Багаев — 3

Всего           30 душ мужского пола.

На это прошение поступил отказ от заведующего переселением и землеустройством.

Основателями заимки на 2 двора Головино в 1890-х годах были Гурий Яковлевич, Александр Яковлевич и Василий Гурьевич Головины. Заимка относилась, а деревне Кривинской.

Деревней Головино официально стало называться с 1922 года, но приписанной к Кривинскому с/совету. В 1929 году в период коллективизации деревня Головино именуется «Клопово», или в народе «Клоповка» вплоть до 1950-х годов. В 30-е годы Головин Дмитрий Васильевич был лишен избирательных прав, а все его хозяйство было подведено под раскулачивание. В 30-х годах в Клопово (Головино) был образован колхоз «Достижение». К началу 1941 г. в колхозе по архивным данным, было 55 дворов, свой плодово-ягодный сад, пасека пчел, бахчи арбузов и дынь, по склонам холмов и в долине будущих заводов «Электрокомплекса» паслись многочисленные стада овец и дойных коров. По хлебосдаче занимали одно из первых мест в районе. Жили в достатке. Но началась Великая Отечественная Война. 56 человек ушли на фронт. В IX-1941 г. в Абакане формировались добровольные лыжные батальоны. Комсомольцы всей комсомольской первичной организации в 15 человек колхоза «Достижение», добровольно ушли на фронт в составе одного из лыжных батальонов. Им было по 18-19 лет. Погибли 11 комсомольцев. Трое вернулись: Овсянников Алексей, Шахов Гавриил, Гунлевич Дмитрий. Всего из 56 воинов, ушедших на фронт из д. Головино, более 30 человек не вернулось.

В память погибших воинов из д. Головино, недалеко от Минусинской ТЭЦ, с краю бора у дороги на Кызыл установлен памятник-обелиск по инициативе комсомольцев строящегося «Электрокомплекса». Открытие состоялось 8 мая 1986 года в присутствии строителей Электрокомплекса, представителей из города и ближайших деревень.

На возвышении памятник-обелиск из трех железобетонных стел. На памятных плитах мемориала нанесены имена павших за Отечество воинов:(на стр.6)

А.В.Хохлов, И.А.Хохлов, Л.Р.Хлебников, Р.Ф.Хлебников, С.Д.Астафьев, Н.Д.Босов, С.А.Дмитриев, И.А.Карявин, Я.И.Карявин, Н.И.Лобастов, И.В.Лавров, М.В.Матыцин, С.М.Матыцин, В.М.Матыцин, И.Ф.Мамонтов, В.Ф.Мамонтов, П.Ф.Мамонтов, Ф.К.Третьяков, В.А.Тищенко, П.В.Фунтиков, В.С.Максимов, Н.С.Максимов, М.П.Сергеев, И.Н.Багаев, П.Р.Гайсенок, И.В.Иванов, И.А.Петров, А.С.Клочков, П.И.Федорцев. Всего 29 человек. В этом году упомянутому памятнику погибшим воинам исполняется 20 лет, а деревне Головино было бы 100 лет.

Большинство жителей д.Головино- выходцы из села Кривинского, добровольно переехавшие на Кривинские же земли, наделенные им еще до 1917 года в окрестностях упомянутой деревни. Лобастов Николай Иванович — внучатый племянник моей бабушки по матери Анны Никифоровны Лобастовой-Мальцевой по первому мужу и Кринцовой по второму мужу.

Мытицины, Багаевы, Сергеевы находятся в родственных связях с Лобастовыми, поскольку жены у каждого из них урожденные Лобастовы. А вот Хохловы состоят в родственных связях со Злобиными — двоюродными братьями моего деда А.А.Злобина, но через Вахлаковых. Сестры Вахлаковы (см. на стр. 7) были замужем: Мария Устиновна за Злобиным А.Ф., Екатерина Устиновна за Хохловым Зиновием Андреевичем.

Но в 1973 году, в связи с началом строительства заводов электрокомплекса, домам жителей деревень Головино и Солдатово была проведена комиссионная оценка, как основание для их сноса. Деревни Головино для строительства Минусинской ТЭЦ и пиковой котельной. Деревни Солдатово, потому что она оказывалась на момент полного развития ТЭЦ в зоне возможного золораспыления и загазованности.

Видимо, очень удобное место выбрали мужики Головины для своей заимки, что даже изыскатели-проектировщики не нашли другого варианта и именно это место одобрили под строительство ТЭЦ. И д. Головино была снесена, а по деревне Солдатово вовремя спохватились и оставили пока в покое.

Нет ныне не только деревни Головино, но и ее центральной усадьбы, с. Кривинского, нет соседней деревни Ключи, да и Солдатово в нынешних условиях находится на грани вымирания.

Член клуба «Краевед» М.В.Злобин. тел. 5-29-08

Яков Афанасьевич Головин рожд. 1808г.

Жена Соломония Елисеевна р.1804г. умерла 9.10.1887г.

Феклина                   Гурий р.1836г. у. 1879г.       Александр                 Евдокия   р.1857г.                  

                                жена Мария Максимовна      р. 1857г. с               с Феклиной —

                                                                                                                                                               близнецы

                                  р. 1832г. ум. 5.10.1906г.                                          

                                  Василий Гурьевич из д.Кривой

                     б/с                         р.24.12.1862г.

                1884          жена Наталья Терентьевна  Торочкина р.1866г. из Малой Нички б/с 28.11.1901г.

*Дмитрий         Георгий                  Михаил              Клавдия Васильевна                 Александра

р.1900г.         Васильевич      р. 29.10.1903г.      муж Андрей                      Васильевна

ж. Надежда     р. 6.04.1894г.                                                 Архипович                         р. 1885г.

Михайловна       в 3 бр.                                                        Лобастов из дер.      Муж Даниил

Рыбкина                                                                          Кривой                                Васильевич

Р.1903г.                                                                                                                               Цедрик р. 1872г.

Николай        Петр                  Евдокия                   Яков              Владимир

р. 1927г.        р.1929г.               р.1930г.                 р. 1931г.            р. 1939г.

жена

Злобина А.В.

Р.1932                                                                                                                                              

Лида                      Виктор   Николай Светлана

P.S. Дмитрий Васильевич Головин в 1933 году был лишен избирательных прав.

Примечание:

Дмитрий Васильевич Головин —  17,5л. в первом браке.

Жена из деревни Алтай — Меланья Яковлевна Богатырева  19л.

Дмитрий Васильевич Головин — 22г. во втором браке.                         б/соч. 2.02.192

Жена из деревни Н/Коя Антонина Фоминична Карпова — 22г.               в дер. Алтай

                               (жених в первом браке разведен).

XX. Александр Яковлевич Головин — мещанин г. Минусинска,  з.ж. Елена Агафоновна

 Варвара                                  Ефросинья                                                                                      Валентина

                                  муж Родион Александрович   Тропин      

                                    Макарий    р. 5.01.1875 г.


[1] Быконя Г.Ф. «Заселение русскими Приенисейского края в XVIII в.» г. Новосибирск, «Наука», 1981 г.

[2][2] ЦГАДА. Ф.271, кн. 690 л. 548.Г.Ф. Миллер — академик Петербургской академии наук — участник вместе с академиком И.Г. Гмелиным, Второй Камчатской экспедиции с 1734-1741 годах.

[3] История Сибири, изд. «Наука», Ленинград, 1968 г.

[4] «Заселение русскими Приенисейского края в XVIII в.

[5] В.Г.Карцов. «Металлургическая промышленность Средней Сибири в XVIII и начале XIX веках.». «Уче-ные записки» Хакасского НИИЯЛИ, вып. IX, г. Абакан. 1965 г.

[6] . Выписка из книги Г.Ф. Быконя.

[7] *П.С.Паласс — русский естествоиспытатель путешественник — посетивший Луказский завод уже после его закрытия, 1772 г.

[8] Орфография и стилистика изложения воспоминаний старожилами оставлена без изменений. Прим. М. Злобина.

[9] В то время винокуренный завод Данилова только строился.

[10] «Заводы Гусевой» — стали называться после смерти ее мужа Ивана Гавриловича Гусева в 19….            (М. Злобин)

[11] В действительности при императрице Екатерине Петровне, а строился завод при Анне Иоанновне.(М.Злобин)

[12] Это сообщение спорное и не подтвержденное.

[13] Колхоз «За коммунизм» был создан в д. Кутужеково.

[14]  Примечание М. Злобина

Понравилось? Поделитесь в соцсетях!:
  • Facebook
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Twitter
  • LiveJournal
  • Blogger
  • Одноклассники
  • LinkedIn

Share this post for your friends:

Friend me:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *